English Home Search E-mail Map

Кунсткамера – все знания о мире в одном здании

Когда речь заходит о Кунсткамере, то первая возникающая ассоциация у современного человека, что это коллекция чего-то аномального, собрание «уродов», или «монстров». Не таким было восприятие музея на Васильевском острове человеком XVIII в. Для него это было прежде всего собрание редкостей, но редкостей не только как нечасто встречающегося или действительно аномального, но и того, что является нормальным развитием природы, но спрятано от глаз человека. И эти тайны природы, скрытые в земных недрах, в лесах и полях, на дне морей и океанов, в мириадах звезд над головой и даже в нашем собственном теле раскрывались перед посетителем Кунсткамеры. Музей оказывался не только собранием предметов, но и вместилищем знаний человека о мире и о нем самом. Всё это: и музейные экспонаты, и ранее неведомая простому русскому человеку наука, и даже инструменты, которыми добываются новые знания, – всё было собрано в одном специально построенном здании, которое и сейчас сохраняет свое название – Кунсткамера.

Кунсткамера создавалась Петром I: он был её первым идеологом и собирателем коллекций. На фоне сражений, баталий, ломки старого и построения нового из Москвы из Аптекарской канцелярии[1] привозятся книги и «натуралии», анатомические препараты, книги личной библиотеки царя, к которым добавляются книги из готторпской библиотеки герцога Голштинского. Все это складывается в только что построенный для царя архитектором Д. Трезини каменный Летний дворец. Смотрение за книгами и натуралиями было поручено лейб-медику Петра, президенту Аптекарской канцелярии, шотландцу Роберту Арескину. Но в качестве лейб-медика Арескин должен был сопровождать царя в военных походах, поэтому разбор книг и препаратов, привезенных из Москвы в Санкт-Петербург, он перепоручил переводчику, молодому эльзасцу Иоганну Даниилу Шумахеру. Было это в 1714 году. Именно с этого года и ведётся отсчет образования первых в России государственных публичных Музея и Библиотеки. 

Создание Кунсткамеры связывают с тем опытом и впечатлениями, которые получил русский царь во время своих заграничных путешествий (первое пребывание за границей в 1697–1698 гг, второе – в 1717–1718 гг.). Но сами путешествия, как известно, были вызваны политическими и военными интересами России. Одной из важнейших политических задач было создание образа меняющейся России. На решение её были направлены усилия русских дипломатов, комиссионеров, издателей, газетчиков. Статьи о новой России появлялись на страницах европейских журналов. Уже в 1706 г. «Jornal de Trevoux» писал, что музы и науки продвигаются к северу, «где царь Петр Алексеевич, правящий ныне, утвердился в намерении просветить свое государство»[2]. С этой точки зрения создание музея, для которого приобретались коллекции, которыми дивилась вся Европа, как нельзя лучше служило новому образу России, формировавшемуся в европейском общественном мнении. Но перед Петром I стояла и другая задача – распространение в России знаний, организация Академии наук, университета, гимназии. Все это должно было работать на изучение ресурсов страны, а также населяющих её народов, а поэтому дело приобрело государственное значение и государственный масштаб.

Специальным именным указом от 13 февраля 1718 г. предписывалось присылать «родившихся уродов» за вознаграждение в Петербург, а за утаивание их полагался штраф: развитие анатомии способствовало развитию медицины, в том числе и военной. Тем же указом необходимо было и найденные в земле старые вещи, каменья необыкновенные, кости человеческие и скотские, старые надписи на каменьях, железе или меди, старое ружье, посуду, все, что «зело старо и необыкновенно» собирать и сдавать за плату[3].

Государственный статус создаваемой Кунсткамеры несомненно являлся одной из тех особенностей, которые отличали петербургскую Кунсткамеру от других европейских собраний подобного типа. Проектом учреждения Академии наук 1724 г. предусматривалось: «А чтоб Академия в потребных способах недостатку не имела, то надлежит, дабы библиотека и натуральных вещей камора Академии открыта была <…> те книги и инструменты, которые Академии надобны, выписать или здесь делать»[4]

Став академическим, Музей формировался за счет сборов академических экспедиций. В решении государственных задач, в становлении и развитии Академии наук Кунсткамера играла огромную роль: именно в Музее сосредоточивались образцы иностранных и российских руд и минералов; здесь изучались флора и фауна России; сюда были привезены из экспедиций предметы быта, верований разных народов России, а позднее и всего мира, находки из «древних могил», то есть все то, что положило начало развитию наук этнографии и археологии. В Кунсткамере по богатейшей нумизматической коллекции можно было проследить этапы мировой истории от Древнего Рима до побед русского оружия в Северной войне.

В первой половине XVIII в. Кунсткамера сформировалась в организованный по последнему слову науки того времени универсальный музей. Благодаря сохранившимся документам, изданным в то время гравюрам, мы можем «пройтись» по залам Музея и Библиотеки, которые составляли единое целое.

К зданию Кунсткамеры посетителей подвозили гребцы на лодках. Вход был не с набережной Невы, а с северной стороны. По лестнице, мимо переплетной мастерской и магазина «книг академической печати» пришедшие оказывались в нижнем зале библиотеки. Вдоль стен в простенках между окнами и внутри по периметру стояли 46 шкафов с книгами по истории, философии, ораторскому искусству, математике. географии. На этом же этаже у помощника библиотекаря стояли 4 шкафа с каталогами Библиотеки и Музея. На втором этаже библиотеки в 22 шкафах хранились книги по анатомии, медицинские, по химии, по натуральной истории. На третьем этаже размещались книги по садоводству, архитектуре, генеалогии, оптике, гидравлике, атласы и карты, книги китайские, турецкие, персидские, в одном шкафу были сосредоточены издания Академии наук на русском языке, а трех – русские печатные, в других трех рукописные книги. В Библиотеке было и собрание живописи, а в зале второго этажа - два больших глобуса.

Пройдя библиотеку, попадаем в Анатомический театр, расположенный амфитеатром. По четырем секторам полукругом расположены одна над другой скамейки. Но публичные вскрытия здесь проводились редко: в Анатомическом театре вскрытия - инструмент научной деятельности, а не «спектакль» для публики. В зале Анатомического театра в 12 шкафах стояли препараты, полученные в ходе научной работы профессоров и адъюнктов. 

Залы Кунсткамеры имели анфиладное построение, поэтому из Анатомического театра можно было свободно пройти в другой зал, в котором хранилась знаменитая анатомическая коллекция Фр. Рюйша. Шкафы, которые располагались вдоль стен, вмещали препараты отдельных органов человека: кожа, мускулы, мозг и т.д. Между шкафами стояли человеческие скелеты. По внутреннему периметру этого зала были расположены 24 шкафа с зоологическими препаратами Фр. Рюйша и А. Себы: «лягушки и животные черепокожные», «всяких родов ящеры», змеи, рыбы и «всякие гады». 

Пройдя дальше по коридору и свернув налево, посетитель попадал в три соединяющихся между собой зала с минералогической коллекцией. Здесь были и иностранные минералы-раритеты, но в основном минералы из отдельных провинций России: квасцы, сера, смола, разные руды (железные, медные, золотые). В двух шкафах находились окаменелости. Просветительский характер Кунсткамеры проявил себя в этих залах не только богатством коллекции, но и тем, что в одном из шкафов была установлена модель рудокопного завода. А напротив входа в третий зал посетитель видел кабинет с раковинами, «а по сторонам два грота из морских камней, трав и раковин, искусно составленных»[5].

Выйдя из этих залов в коридор и чуть вернувшись направо, посетители попадали в залы, где первой по пути была палата с рисунками всех находившихся в Кунсткамере вещей. Для их хранения были сделаны специальные футляры в форме книг. Рядом была расположена «камора», где хранились «всякие куриозные и дорогие вещи из золота, серебра и дорогих каменьев»: кинжалы, ожерелья, диадемы, конские уборы, коллекция, получившая название «скифское золото», сосуды из золота и серебра, ключи от разных городов. Этот зал соединялся с «минц-кабинетом», собранием монет и медалей, в котором нумизматическая коллекция располагалась в 8 шкафах, а систематизирована была по «государствам».

Вернувшись в Анатомический театр, посетители могли по лестнице подняться на второй этаж, где в шкафах размещались кости (в том числе мамонта и кита) и рога четвероногих, несколько скелетов. В следующем зале, налево, - четвероногие животные, птицы, растения. В основу систематизаций были положены самые современные научные исследования.

Гербарии в Кунсткамере были расположены в нижних частях шкафов. Гербарий Фр. Рюйша был представлен по системе Турнефора. Здесь же были гербарии Г. Стеллера, собранный им во время его сибирской экспедиции под Иркутском, а также три коллекции И. Гмелина. В трех шкафах были представлены семена лекарственных трав.

Следующие четыре «каморы» посвящены были Петру Великому и назывались «Кабинет Петра». В одной из них находилась знаменитая «восковая персона» императора, а рядом в шкафах его одежда, шпага и другие мемориальные вещи. Тут же – «настольные» книги Петра: по математике, кораблестроению, гражданской и военной архитектуре, по гравированию на меди. В трех соседних кабинетах была размещена токарня Петра I: токарные станки, на которых он любил работать, а также некоторые выточенные им вещи.

Вверху, на галереях, по правой стороне в шкафах были выставлены художественные работы: восковые и гипсовые фигуры, резные вещи из дерева, кости, камня. Собрание таких «артифициалий» было солидным – занимало 10 шкафов. По левой стороне галереи располагалось, говоря современным языком, этнографическая коллекция. В основном, это и были привезенные из академических экспедиций вещи: одежда сибирских и других российских народов, религиозные атрибуты (шаманские бубны, одежда, изображение богов, или как их называли, «идолы»). Тут же находилась китайская коллекция.

В двух шкафах на этой же галерее были и археологические находки не из драгоценных металлов.

В центральном круглом зале над Анатомическим театром был установлен знаменитый Готторпский глобус. Вдоль стен стояли шкафы с научными физическими, астрономическими, математическими инструментами: солнечные часы, глобусы, сферы, зажигательные зеркала, корабельные модели. А над глобусом - три обсерватории: нижняя, верхняя большая и верхняя малая.

Такой была Кунсткамера во времена своего расцвета до середины XVIII в., воплотившая идеи и замыслы Петра Великого и ставшая уникальным для того времени универсальным общедоступным и научным музеем. 

Но непосредственная связь Кунсткамеры с развитием наук привела к тому, что как энциклопедический музей она прекратила свое существование в первые десятилетия XIX в. Дифференциация наук привела и к изменению музейного дела: универсальные музеи уступили место музеям специализированным. Собрание Петровской Кунсткамеры легло в основу Зоологического, Ботанического, Минералогического музеев, Музея антропологии и этнографии, Азиатского музея. Значительная часть коллекций, в том числе, нумизматическая, египетская, научных приборов и инструментов, живописи, мемориальная коллекция Петра Великого были переданы в разные годы в Эрмитаж. По-другому и не могло быть, потому что Кунсткамера Петра Великого была задумана и создана им и его сподвижниками не только как кабинет редкостей и курьезов, но и как научный музей, а, следовательно, была живым организмом, была частью постоянно развивающейся научного знания.

       
Портрет Петра I.
Гравюра П. Субейрана по живописному оригиналу Л. Каравака.
 
1743 г.
Париж. Гравюра резцом.
 
Г.А. Качалов.
Фасад императорской Библиотеки и Кунсткамеры.
 
1741 г.
Санкт-Петербург. Гравюра резцом.
 
Дж. Брэдли.
Часы солнечные горизонтальные аналемматические.
 
1710-1716 гг.
Москва.
Латунь.
 
Ф. Рюйш.
Препарат детской ножки со скорпионом.
 
Конец XVII-начало XVIII вв.
Амстердам.

 

Прибор для установки цапф орудий.
 
XVII в. (?).
Западная Европа.
Латунь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
Лунная фляга.
 
Конец XVI - начало XVII в.
Китай.
Бронза, позолота, эмаль.
 
Модель глаза и уха человека.
 
Конец XVII – начало XVIII в.(?)
Западная Европа.
Кость, рог, стекло, металл.
 
Фр. Рюйш.
Плод около 6 месяцев с инъецированной пуповиной.
 
Конец XVII – начало XVIII вв.
Голландия.
 
"Catalogus plantarum circa Moscuam crescentium. Anno 1709. R. Areskine".
Гербарий Р. Арескина, составлен из растений, произраставших в окрестностях Москвы.
1709 г.
Ботанический институт им. В.Л. Комарова РАН.
 
Ядро, использовавшееся персидскими войсками в 1723 г. в сражении при Энзили (Иран) во время русско-персидской войны 1722-1723.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
Чучело двухголового теленка.
 
Конец XVIII в.
Россия.
 
Чернильница.
 
Китай.
Конец XVII-начало XVIII в. (?).
Яшма.
 
Бутылочка с порохом, взятая в шведском обозе в 1615 при обороне Тихвинского монастыря от шведских войск.
 

Заводная игрушка "Богиня Запада Сиванму, восседающая на фениксе". Китай. Начало XVIII в. Жесть, серебро, слоновая кость, лак, золото сусальное, эмаль, тушь.

 

Большой Академический (Готторпский) глобус.
 
Германия, Шлезвиг; Санкт-Петербург.
1651-1664 гг.; 1748-1752 гг.

 


[1] Аптекарская канцелярия, или бывший Аптекарский приказ, ведала госпиталями, аптеками, госпитальными школами, всеми докторами, лекарями и аптекарями.

[2] См. Копанев Н.А. Французская книга и русская культура в середине XVIII в. Л.,1988. С.13.

[3] Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. 1830. Т. V. № 3159. С. 541.

[4] Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. 1830. Т. VII. № 4443. С. 223.

[5] Палаты Императорской Академии наук, Библиотеки и Кунсткамеры с кратким показанием находящихся в них художественных и натуральных вещей, сочиненное для охотников оныя вещи смотреть желающих. СПб.: Печ. При Имп. Аккад. Наук. [1744]. С. 23.