English Home Search E-mail Map

Академический отряд Второй Камчатской экспедиции. 1733—1743

Одной из задач так называемого академического отряда Второй Камчатской экспедиции был сбор материалов для Кунсткамеры. Будущие экспонаты академического музея должны были быть не только выставлены для обозрения, но и пригодны для изучения. Для сбора коллекций были составлены специальные инструкции. Участники экспедиции: ученые И.Г. Гмелин, Г.Ф. Миллер, С.П. Крашенинников, Г. Штеллер, И.Э. Фишер; художники И. Беркхан, И. Люрсениус, а также многочисленные их помощники - блестяще справились с поставленной задачей.

Отправившиеся в Сибирь петербургские ученые присылали в Академию наук ящики с минералами и рудами, этнографические и археологические собрания, рисунки животных, рыб, птиц, а также их чучела, растения и семена. По свидетельству ученого шведа Карла Рейнхольда Берка, изучавшего древности, с конца 1735 по май 1736 г. жившего в Петербурге, в Петербург присылались «древности и натуралии, поддающиеся перевозке»; живописцы зарисовывали растения и животных, «которые в естественном состоянии не могут быть присланы из этих татарских стран», и рисунки отправлялись в Академию наук. Однажды Берк стал очевидцем вскрытия присланных из экспедиции тюков и «видел много хорошо набитых маленьких птичек и четвероногих зверей; всевозможные фигуры, медные и железные, а также орудия, найденные в курганах; различных богов, которым еще поклоняются язычники в тех уголках страны. Боги представляют собой лица из дерева или меди, другие же – просто из черной овечьей шкуры, растянутой на толстом войлоке, с синими жемчужинами, вшитыми вместо глаз, и с выстриженной на голове шерстью для придания какого-то сходства с лицом. Красивейшими были несколько собраний фигур с китайской границы, выточенных из прекрасного прозрачного камня. Среди одежд самыми странными мне показались мантии нескольких колдунов и колдуний из невыделанных кож, со множеством вшитых ремешков, свисающих на спине и рукавах (почти как лакейские шнуры), и кусочков железа и латуни, привязанных к ним; последние производят ужасный шум. Много подобных свисающих ремешков также на головных уборах <…> относящиеся к ним барабаны»[1]. По свидетельству того же К. Р. Берка полученные вещи сразу систематизировались и располагались «по классам в кабинете искусственных и естественных произведений».

Участниками экспедиции были отправлены 29 «посылок» и дважды привезенные вещи сдавались уже в Петербурге в феврале и мае 1743 г. С 18 по 26 февраля 1743 г. в Петербурге Гмелиным и Миллером «отдано для Кунсткамеры, привезенных с собой, немалое число натуральных вещей, касающихся до описания народов, древности». 11 мая 1743 г. в Академию наук поступили «древности (с реестром)», «платье сибирских народов и прочие вещи (с реестром)», «ящик с чучелами птиц», «бочка с рыбами в вине», «кость неизвестного зверя». В 1748 г. Академия наук приобрела у Г.Ф. Миллера этнографические и археологические предметы, купленные им во время экспедиции «за собственные свои деньги».

Большой интерес для понимания новизны этнографических исследований имеют рисунки, опубликованные в книге С.П. Крашенинникова «Описание Земли Камчатки» (СПб., 1755), на которых точно воспроизведены не только одежда и элементы быта и занятий народов Камчатки, но показаны и их антропологические особенности.

Книга С.П. Крашенинникова фактически стала европейским бестселлером, переиздавалась на многих европейских языках. В большинстве изданий были воспроизведены гравюры из петербургской книги. Однако во французском издании 1758 г. эти научные иллюстрации не устроили издателей, которые заказали новые рисунки известному французскому художнику Жан Батисту Лепренсу (1734-1781), ученику знаменитого Франсуа Буше. Выбор был связан, видимо, с тем, что Лепренс с 1758 пять лет прожил в России, работал при дворе Екатерины II, путешествовал по Финляндии и Прибалтике и поэтому, видимо, считался знатоком России. Ряд рисунков созданы художником и гравером Жаном Мишелем Моро (младшим) (1741-1814), также побывавшим в России с 1758 по 1759 гг., где преподавал в Академии художеств. По рисункам Лепренса и Моро гравюры были созданы Ж.Ж.Б. Тийяром (1723-1798). Два знаменитых художника, взяв за основу сюжеты русских гравюр, выполнили рисунки, не сохранив ни антропологические типы, ни особенности жилья, ни пейзажи. Сравнение их с гравюрами из петербургского издания книги С.П. Крашенинникова наглядно показывает зарождение в Академии наук не только этнографии, но и антропологии.

         
Молитвенный барабанчик «дамару».
Забайкалье.
Начало XVIII в.
Дерево, кожа, ткань шелковая.
Из собраний Г.Ф. Миллера.
 
Барабан ритуальный.
Забайкалье.
Начало XVIII в.
Дерево, железо, краска.
Из собраний Г.Ф. Миллера.
 
Танка с изображением Амитаюс.
Забайкалье.
Начало XVIII в.
Холст, краска.
Из собраний Г.Ф. Миллера.
 
С.П. Крашенинников. Описание земли Камчатки сочиненное Степаном Крашенинниковым, Академии наук профессором. Т. I.-II., Санкт-Петербург, Типография при императорской Академии наук. 1755.
 
«Езда на собаках с бродовщиком, который дорогу прокладывает».
Гравюра из книги С.П. Крашенинникова «Описание Земли Камчатки».

 

«Камчадалка с детьми и в уборном платье».
Гравюра из книги С.П. Крашенинникова «Описание Земли Камчатки».

 


[1] Беспятых Ю.Н. Петербург Анны Иоанновны в иностранных описаниях. СПб., 1997. С. 184.