English Home Search E-mail Map

Семен Кириллович Котельников

Семен (Симеон) Кириллович Котельников (1723 – 1806) – физик, математик, академик Академии наук (с 1797 – почетный член). Сын рядового Преображенского полка, Котельников в 11 лет поступил в школу, организованную Феофаном Прокоповичем. Затем был переведен в Александро-Невскую семинарию. С 1741 г. учился в Академической гимназии, затем в Академическом университете. В 1751 г. отправлен за границу для продолжения обучения (Университет в Лейпциге). В 1752 г. в Берлине у Л. Эйлера защитил диссертацию. Эйлер и рекомендовал Котельникова Академии по кафедре высшей математики. В 1756 г. Котельников прибыл в Санкт-Петербург и был избран экстраординарным, а в 1760 г. - ординарным профессором высшей математики. С 1771-1797 гг. он руководил академической библиотекой и был «надсмотрителем» Кунсткамеры и Минералогического кабинета. Котельников заведовал также Географическим департаментом, преподавал в Морском шляхетском кадетском корпусе математику и навигационные науки.

Руководство С.К. Котельниковым Кунсткамерой пришлось на время очень интенсивного пополнения музея новыми коллекциями из академических «физических» экспедиций. Как отметила в своей монографии по истории музея Т.В. Станюкович «чрезвычайно положительную роль в жизни Музея этого периода сыграл его новый «надсмотритель» — Семен Кириллович Котельников. Это был крупный, уже сформировавшийся ученый, мировоззрение которого сложилось под непосредственным влиянием корифея русской науки — М. В. Ломоносова, под руководством которого он проработал много лет»[1].

Математик по специальности, он был, прежде всего, педагогом и популяризатором научных знаний. Эти качества в сочетании с прекрасными административными способностями, делали его незаменимым на посту руководителя Кунсткамеры. Энергичная деятельность Котельникова охватила все стороны музейного дела, начиная от научного руководства и кончая хозяйственными мелочами.

С.К. Котельников наладил работу по улучшению обработки и консервации экспонатов, привозимых из экспедиций, уже непосредственно в Музее. Для просушки растений, чучел животных и других вещей, поступавших из экспедиций, «дабы в них не зарождались черви», во дворе Кунсткамеры, по распоряжению Котельникова, была оборудована специальная сушильня, для растяжки шкурок был нанят «вольный столяр» Григорий Голушкин. Приглашались чучельники для обработки поступающих шкур животных.

Научные сотрудники Музея также были привлечены к работе по улучшению хранения и консервации, ими проводится большая исследовательская работа главным образом по изысканию средств для борьбы с молью.

Академик К.Ф. Вольф, на которого персонально была возложена ответственность за поступавшие из экспедиций экспонаты, подал в комиссию специальное «Представление о хранении в Кунсткамере экспедиционных натуральных вещей»[2].

Энергии С.К. Котельникова Кунсткамера также обязана улучшением научной документации коллекций. В 1774 г. приехавшим из экспедиции академикам П.-С. Палласу и И.И. Лепехину было предписано, чтобы они «помянутые вещи, кои из них, так и из других экспедиций присланные обще с академиком Лаксманом разобрав как надлежит сделали оным подробную опись и представить оную в комиссию»[3].

Для нумерации экспонатов в Кунсткамере и книг в Библиотеке стали пользоваться специальными номерами, отпечатанными в академической типографии. Такие наклейки с римскими и арабскими цифрами, обозначающими разряд и номер, сохранились и по сей день на различных экспонатах, принадлежавших некогда Кунсткамере. В типографии также печатались различные этикетки, на которых обозначалось «сколь возможно на русском и французском языках то, что та вещь представляет».

Для должного описания, классификации и размещения этих вновь поступавших из физических экспедиций коллекций Котельников привлек крупнейших специалистов Академии. Большую работу по Кунсткамере несли и помощники Котельникова – С. Бухвостов, работавший в Кунсткамере хранителем коллекций с 1735 г., а также унтер-библиотекарь И. Бакмейстер.

Академия, деятельность которой была неразрывно связана с Кунсткамерой и в известной мере зависела от качества работы этого учреждения, начинает, по инициативе Котельникова, обращать большее внимание на музейно-хранительскую деятельность. В 1778 г. впервые состоялось награждение сотрудников Академии золотыми медалями за успешную работу в Кунсткамере. Первая из них «за приложенные им труды, тщание и искусство в порядке к установлению натуральных вещей в Кунсткамере» была вручена акададемику П.-С. Палласу, вторая — «за музейную работу» — академику Э. Лаксману, а третья — «за сочинение описания библиотеки, коего у нас недоставало и которое всегда было нужно и которого не всякий мог сделать» – унтер-библиотекарю И. Бакмейстеру[4].

Последний лауреат премии Академии получил ее за новый каталог-путеводитель по Кунсткамере, который конечно же во многом обязан своему появлению академику Котельникову. В 1776 г. он был опубликован на французском языке[5]  и лишь 3 года спустя (1779) издан по-русски в переводе Василия Костыгова под названием «Опыт о библиотеке и кабинете редкостей и истории натуральной Санктпетербургской Академии Наук».


[1] Станюкович Т.В. Кунсткамера Петербургской Академии наук. М.; Л., 1953. С. 152–153.

[2] СПФ АРАН. Ф. 3. Оп. 8. Д. 4.

[3] СПФ АРАН. Ф. 3. Оп. 8. Д. 4.

[4] СПФ АРАН. Ф. 3. Оп. 8. Д. 36.

[5] J. Bacmeister. Essai sur la Bibliotheque et le Cabinet de curiosites et d'histoire naturelle de l'Academie des Sciences de Saint Petersbourg. СПб., 1776. 254 P.