English Home Search E-mail Map

Отдел учета и хранения

ОТДЕЛ УЧЕТА И ХРАНЕНИЯ

Контактная информация

Тел.: (812) 328-41-52 (добавочные 112 и 145)

 

Сотрудники отдела

Майкова Надежда Викторовна, заведующая отделом

Курбанов Андрей Васильевич, ведущий специалист по учетно-хранительской документации, кандидат исторических наук

Погорельский Павел Иванович, ведущий специалист по учетно-хранительской документации, кандидат исторических наук

Пекова Марина Михайловна, старший специалист

Сутягина Людмила Эдуардовна, ведущий специалист по учетно-хранительской документации

Андросова Нина Ильинична, старший хранитель фонда «Европа, Африка, Индия, Кавказ»

Берзина Регина Вадимовна старший специалист, хранитель фонда «Центральная Азия и Ближний Восток»

Гиренко Софья Николаевна, старший хранитель фонда «Америка»

Иванов Дмитрий Владимирович, старший хранитель фонда «Восточная и Юго-восточная Азия»

Кисель Владимир Антониевич, старший хранитель фонда «Сибирь», кандидат исторических наук

Колпакиди Наталья Борисовна, старший хранитель фонда «Центральная Азия и Ближний Восток»

Лебедева Любовь Геннадьевна, старший хранитель фонда «Восточная и Юго-восточная Азия»

Лопатина Татьяна Федоровна, старший хранитель Особой кладовой, кандидат технических наук

Сайфиева Альфия Юсуповна, старший хранитель фонда «Америка»

Соколова Татьяна Андреевна, старший хранитель фонда «Австралия, Океания, Индонезия»

Трущенкова Людмила Федоровна, старший хранитель фонда «Европа, Африка, Индия, Кавказ»

 

История отдела

Первым смотрителем коллекций Кунсткамеры, перевезенных в 1714 г. из Москвы в Санкт-Петербург и размещенных в Летнем дворце Петра I (после 1718 г. - в Кикиных палатах) был лейб-медик Роберт Арескин, которому помогал «надсмотритель» Иоган Шумахер.

Позже хранение Анатомических коллекций было поручено Марии Доротее Гзель, в то время единственной женщине в Академии наук. В ее обязанности также входило художественное оформление экспонатов Кунсткамеры, изготовление акварелей с экспонатов музея, сопровождение посетителей и ответы на их вопросы.

После переезда коллекций в специально построенное здание Кунсткамеры над изучением и классификацией коллекций Кунсткамеры работали известные ученые XVIII в. Г.Ф. Миллер и И.Г. Гмелин, которые усовершенствовали созданную И. Шумахером систему хранения коллекций.

В 1738 г. с целью ускорить составление каталога музея на должность «кунсткамерский помощник» был назначены профессора И. Амман и И. Вейтенбрехт.

В течение последующих шестидесяти лет смотрителями назначались О. Петров, А. Сумароков, И. Бакмейстер, С. Бухвостов, И. Алексеев, О. Беляев.

После разделения Кунсткамеры на ряд самостоятельных музеев и создания Этнографического музея (1836 г) хранителем музея был назначен Е.И. Шредер. После него эту должность занял Л.Ф. Радлов (1846-1865), а затем Ф.К. Руссов (1865-1906). Вместе с Руссовым работал служитель, а затем старший служитель П.К. Саминов.

Ф. К. Руссовым при активном содействии одного из наиболее выдающихся директоров Музея академика В.В. Радлова была проведена большая работа по систематизации и регистрации коллекций.

В 1930 г. в МАЭ практикантом приходит работать И.Я. Треногов. В 1932 г. он становится заведующим Отделом фондов, а с 1940 г., после создания Отдела учета и хранения, возглавляет оба отдела. В 50-х гг. Отдел фондов и Отдел учета и хранения преобразуются в Отдел учета и хранения музейных фондов, которым И.Я. Треногов руководил до 1963 г. Вместе с ним с 1945 г. работала М.М. Пасинковская (до 1964 г.), которая после ухода И. Я. Треногова один год руководила Отделом фондов. До этого она исполняла обязанности куратора всех этнографических фондов музея. Фактически И.Я. Треногов явился основателем ныне существующего Отдела учета и хранения.

С 1966 г. до 1977 г. руководителем Музейного сектора (так назывался в это время Отдел учета и хранения музейных фондов), становится Г.А. Гловацкий. В составе сектора находилась Группа учета и хранения. В 1978 г. заведующим сектором Музейной работы становится Ю.В. Маретин, и в том же году Главным хранителем МАЭ назначается С.Б. Фараджев. В 1979 г. он становится заведующим Сектором учета и хранения.

В 1985 г. Сектор научной пропаганды музея был объединен с Сектором учета и хранения. В 1990 г. вновь организуется Отдел учета и хранения МАЭ, который С.Б. Фараджев возглавлял вплоть до своей смерти в 1996 г.

С 1996 по 2007 г. обязанности заведующей Отделом учета и хранения исполняла к.т.н. Т.Ф. Лопатина. После ее перехода на должность хранителя Особой кладовой, руководство отделом до сентября 2008 г. осуществлял непосредственно Главный хранитель МАЭ РАН П.И. Погорельский.

В настоящее время Главным хранителем МАЭ РАН со статусом заместителя директора Музея является кандидат исторических наук П.И. Погорельский. Отдел учета и хранения с сентября 2008 г. возглавляет Н.В. Майкова.

 

Регистрация коллекций, каталоги, путеводители

Когда создавалась Санкт-Петербургская Академия наук, в Положение об основании Академии был включен параграф, посвященный уже существовавшим музейной и книжной коллекциям. В нем говорилось, что оба эти учреждения должны быть для публики всегда открыты, а библиотекарь, в ведении которого они находятся, обязан «все в порядке содержать, а в Библиотеке и Кунсткамере обретающимся разным вещам каталоги утверждать»1.

Выдающиеся ученые способствовали сбору и приобретению музейных коллекций, наблюдали за созданием экспозиции Музея, составляли каталоги и публиковали в изданиях Академии свои работы, часто написанные на основании хранящихся в Кунсткамере материалов.

Первые упоминания о работе над каталогами музейных коллекций Кунсткамеры встречаются еще в 1723 г. Это был «каталогус на российском диалекте», основная работа над которым была закончена к 1727 г.2

В том же году в Лейпциге была опубликована книга Каспара Найкелиуса. «Музеография»3, в которой приведены описания самых известных европейских кунсткамер, коллекций, музеев. Найкелиус делил коллекционные образцы на две категории: "натуралии", или редкости природного происхождения, и "артифициалии" - редкости, созданные руками человека. Петербургская Кунсткамера упоминается в обоих разделах, - приведен по существу один из первых каталогов музея.

Как сказано выше, в 1738 г. смотрителями Кунсткамеры были назначены профессора И. Амман и И. Вейтенбрехт. Впервые на штатных «кунсткамерских помощников» были возложены не хозяйственные и технические, а чисто научные обязанности4 и прежде всего создание каталога коллекций музея. Участие в составлении каталогов принимали также академики. Первые каталоги увидели свет в феврале 1733 г., но руководство Академии видимо не удовлетворило их качество, поэтому все экземпляры были забраны в Канцелярию и для работы не выдавались5.

В 1742 г. начал публиковаться каталог «Musei Imperialis Petropolitani» («Петербургские Императорские Музеи») на латинском языке. Первоначально (1742 г.) был выпущен второй том каталога, который состоял из 3 частей. В 1742-1745 гг. был отпечатан первый том каталога, который состоял также из 3 частей.

Том 1:

  • Часть 1: «Естественные предметы из животного царства» (755 страниц)
  • Раздел 1: Анатомические коллекции (составлен проф. Вейтбрехтом)
  • Раздел 2: Зоологические коллекции
  • Каталог четвероногих животных - 212 номеров; 
  • Каталог птиц - 1034 номера; 
  • Сибирские птицы;
  • Каталог земноводных - 887 номеров; 
  • Каталог рыб - 479 номеров; 
  • Сибирские и камчатские рыбы;
  • Каталог бескровных чешуйчатых животных - 170 номеров; 
  • Каталог раковин - более 600 номеров;
  • Каталог насекомых - более 500 номеров.
  • Часть 2: «Естественные предметы из растительного царства» - гербарий (652 страницы)
  • Раздел 1: Гербарий Рюйша;
  • Раздел 2: Амманианский гербарий;
  • Часть 3: «Естественные предметы из царства минерального» (227 страниц; составлен М. Ломоносовым, И. Гмелиным);
  • Раздел 1: «Безформенные ископаемые», т. е. «земли», руды, камни и соли;
  • Раздел 2: Кристаллы и окаменелости растительного и животного происхождения

Том 2: 

  •  Часть 1: Описание «искусно сделанных вещей», или собственно Кунсткамеры (212 страниц);
  • Раздел 1: Описание физических инструментов (составлен проф. Крафтом) - свыше 400 инструментов
  • Раздел 2: Каталог художественных произведений и редких вещей, которые хранятся в академическом здании, содержал «портреты, статуи, разные изделия и другие произведения из воска, свинца, меди и гипса».
  • Раздел 3: Каталог картин, которые хранятся в Академических зданиях и Кунсткамере
  • Картины, написанные красками, разведенными маслом
  • Портреты царей наших и иноземных;
  • Картины, на которых изображены отдельные лица или боги;
  • Картины на сюжеты исторические, сказочные или из частной жизни, на которых изображены многочисленные фигуры, картины на сюжет символический и технический;
  • Картины, на которых изображены виды земли или моря;
  • Картины, на которых изображены животные, здания и кулинарные предметы и некоторые смеси;
  • Картины, выполненные красками, разведенными водой
  • Миниатюры;
  • Архитектурные чертежи;
  • Зарисовки экспонатов Кунсткамеры.
  • Часть 2: Описание античных монет (583 страницы); 
  • Часть 3: Описание монет более позднего времени (477 страниц).

Практически одновременно в 1741 г. печатается иллюстрированный путеводитель по Кунсткамере на немецком языке «Gebдude der Kaiserlichen Akademie der Wissenschaften Bibliotec und Kunst-Kammer in St. Petersburg»6. В 1744 г. вышло русское издание книги7.

Книга состояла из введения (в котором кратко излагалась история Петербургской Академии Наук, Библиотеки и Кунсткамеры), 12 гравированных таблиц и подробного пояснения к ним. К оформлению этого парадного издания были привлечены известные художники и граверы того времени. Титульная гравюра, выполненная придворным живописцем Бартоломео Тарсиа, изображала увенчанную лаврами покровительницу наук и искусств Минерву на фоне здания Кунсткамеры. Автором таблиц являлся академический архитектор, Я. Шумахер, а исполнителями - граверы А. Поляков, Х. Вортман, И. Соколов, Г. Качалов и Ф.Е. Маттарнови. Табл. I путеводителя представляет собой план Санкт-Петербурга 1737 г., на табл. II-VIII изображены фасады, разрезы и планы академических палат, благодаря которым совершенно точно можно установить назначение каждого помещения. Таблицы IX-XI являются разрезами и планами музейных залов, а таблица XII изображает Библиотеку.

Опубликованные в книге гравюры с различными планами музейных залов, вместе с опубликованным практически одновременно каталогом музея и рисунками всех ранних экспонатов музея, сделанными в 1725-1760 гг. (к настоящему времени сохранилось более 2300 рисунков) позволяют полностью восстановить структуру Музея, состав его коллекций, а также размещение и оформление их на экспозиции начала 40-х годов XVIII в.8

На коллекции рисунков первых экспонатов Кунсткамеры следует остановиться более подробно. Традиция зарисовывать экспонаты частных и музейных коллекций была достаточно распространена в то время. В частности хорошо известны иллюстрированные каталоги коллекций Ф. Рюйша и А. Себы, которые, вне всякого сомнения, были знакомы Петру Великому и его соратникам по организации первого российского музея. Несомненно, что в случае с Петровской Кунсткамерой эта идея была реализована в наиболее полном и законченном виде. При Академии наук была учреждена специальная Гравировальная палата, в обязанности штата которой вменялась создание коллекции рисунков всех экспонатов музея. Известно, что такие рисунки были также включены в коллекции Кунсткамеры и хранились вместе с альбомами и книгами (в том числе и работами Марии Сибиллы Мериан). Корпус рисунков находился в 58 коробках, которые в известном, самом раннем каталоге Кунсткамеры 1741 года, «Musei Imperialis Petropolitani», были обозначены следующим образом: «Icones pictae rerum, quae in Academiae thesauris insunt». Распределение рисунков по коробкам повторяет распределение объектов в каталоге, которые, в свою очередь, повторяли расстановку в Кунсткамере и в здании Академии наук. Рисунки охватывают широкий круг областей науки, среди которых анатомия, зоология, ботаника, этнография, археология, история научных инструментов, нумизматика. Самые ранние рисунки датируют периодом 1730-х годов. Работа по созданию изображений проводилась Гравировальной палатой до шестидесятых годов XVIII века. В настоящее время сохранившиеся рисунки хранятся в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН (ПФА РАН), Эрмитаже, Русском музее. Благодаря этим рисункам мы имеем возможность достаточно полно и наглядно представить сегодня коллекции ранней Кунсткамеры.

На протяжении почти десяти лет изучением этой коллекции рисунков занимался большой авторский коллектив российских (в том числе и сотрудники МАЭ РАН: А.Б. Радзюн, Л.Р. Павлинская) и голландских ученых. Координаторами этого проекта с российской стороны являлись заместитель директора Эрмитажа Г.В. Вилинбахов и сотрудник ПФА РАН Н.П. Копанева, с голландской - заместитель директора Амстердамского исторического музея Рене Кистемакер. Результатом явилась публикация двухтомного исследования на русском и английском языке, снабженное CD-ROM с основным корпусом рисунков9.

После пожара 1747 г. и последующего возвращения спасенных экспонатов в здание Кунсткамеры, а также интенсивного сбора новых коллекций, система регистрации и каталогизации коллекций была нарушена и пришла в упадок. Восстановлением системы учета начали энергично заниматься во время директорства в Кунсткамере академика С.К. Котельникова. В 1774 г. приехавшим из экспедиции академикам П.С. Палласу и И.И. Лепехину было предписано, чтобы они «помянутые вещи, кои из них, так и из других экспедиций присланные обще с академиком Лаксманом разобрав, как надлежит, сделали оным подробную опись и представить оную в комиссию»10. Такие описи были сделаны и легли в основу печатного каталога, перечислявшего все поступления из «физических экспедиций» . Одновременно были улучшены условия хранения и консервации коллекций, расширены экспозиции11.

К началу 70-х гг. XVIII в. стала очевидной и необходимость создания нового каталога музея. Составление нового каталога было поручено унтер-библиотекарю Иоганну Бакмейстеру. В 1776 г. каталог был опубликован на французском языке12 и лишь 3 года спустя (1779) издан по-русски в переводе Василия Костыгова под названием «Опыт о библиотеке и кабинете редкостей и истории натуральной Санктпетербургской Академии Наук» . Книга состоит из введения, содержащего общие сведения по истории русской культуры и письменности, и двух глав, первая из которых знакомит с историей создания и составом Академической библиотеки, а вторая - с историей Кунсткамеры. Кратко и последовательно автор перечисляет не только основные поступления в Кунсткамеру с момента ее создания вплоть до 1775 г., но в ряде случаев указывает также источники этих поступлений, сообщает гипотезы того времени и даже подводит некоторые научные итоги. Несомненно, что составление каталога, снабженного научными данными, могло быть выполнено лишь при участии и помощи научного руководителя музея Семена Кирилловича Котельникова.

В 1793 г. был опубликован каталог-путеводитель по Императорскому кабинету, бывшему в то время частью Кунсткамеры . Его автором был Осип Петрович Беляев, который работал при Кунсткамере и Библиотеке с 1783 г., первоначально в качестве переводчика, с 1789 г. в качестве кунсткамерского «помощника», а с 1797 г. - унтер-библиотекарем.

Каталог описывал в основном мемориальную экспозицию Кунсткамеры, посвященную Петру I, и был снабжен многочисленными историческими справками, случаями из жизни императора. В 1800 г. путеводитель был переиздан с прибавлением второй и третьей частей, включающих «историческое описание всех вообще, как естественных, так и искусственных вещей, в Кунсткамере сохраняющихся», и «описание российских и иностранных минералов, окаменелостей разного рода, кораллов ... и, наконец, как древних, так и новейших российских и иностранных монет» .

В последней четверти XVIII в. во время директорства в Кунсткамере С.К. Котельникова была введена новая система регистрации и нумерации коллекций. Для нумерации экспонатов в Кунсткамере и книг в Библиотеке пользовались специальными номерами, отпечатанными в академической типографии . Такие наклейки с римскими и арабскими цифрами, обозначающими разряд и номер предмета, сохранились и по сей день на различных экспонатах, принадлежавших некогда Кунсткамере, а ныне хранящихся в МАЭ и других музеях Ленинграда и Москвы.

Замечательные страницы истории МАЭ связаны с именем академика В.В. Радлова, при котором в 1894-1918 гг. было чрезвычайно много сделано для улучшения регистрации, консервации, каталогизации фондов, пополнения коллекций, расширения площадей для хранения и экспонирования предметов, создания новых экспозиций музея.

Одним из первых мероприятий В.В. Радлова на посту директора МАЭ была организация научной регистрации коллекций. Ранее в Музее велись книги с записями поступлений, но они заключали в себе лишь даты привоза и общие характеристики коллекций в целом. Отдельные же предметы часто оставались без номеров и без этикеток. Только феноменальная память ученого хранителя Ф.К. Руссова и его помощника П. Саминова давали возможность при таких условиях более или менее ориентироваться в происхождении и назначении отдельных предметов.

Подобное состояние научной документации, впрочем, не представляло для того времени ничего удивительного. Посетивший множество зарубежных музеев Ф.К. Руссов свидетельствовал, что ни в одном из посещенных им музеев, кроме Пражского, не имелось каталога, при помощи которого он мог бы ознакомиться с коллекциями и отдельными экспонатами. Об этом же писали примерно в то же время и хранитель Дашковского этнографического музея в Москве В.Ф. Миллер, а также Д.Н. Анучин, объездивший в 1877 г. ряд музеев Европы.

Ознакомившись с рядом систем регистрации, представленных в европейских музеях, В.В. Радлов убедился, что лучшей из них является система, принятая в Копенгагенском музее, аналог которой он и вводит в Музее антропологии и этнографии. Система эта, описанная в составленной В.В. Радловым инструкции, была достаточно гибкой: каждый предмет получал двойную нумерацию - коллекционный и порядковый номер. Коллекционный номер позволял точно зафиксировать место и время сбора коллекции, а также сохранить авторство собирателя, в то время как порядковый номер давал возможность описать каждый отдельный экспонат.

К концу 1895 г. была окончена каталогизация и проверка «всех предметов, приобретенных в течение последних лет», а также находящихся на экспозиции новозеландских и африканских коллекций, регистрация же всех остальных коллекций продолжалась еще долгие годы. Одновременно составлялись этикетаж и описи, которые отпечатывались типографским способом.

В результате налаженной В.В. Радловым работы (ряд экспедиций, обмен с этнографическими музеями мира, улучшение финансирование и помощь Попечительского совета) фонды Музея антропологии и этнографии начинают быстро пополняться: с 1894 по 1914 г. число их возрастает почти на 100 тыс. единиц хранения. В год поступало от 3 до 5 тыс. экспонатов этнографических коллекций, регулярно поступали археологические и антропологические коллекции. В 1894 г. в МАЭ насчитывалось 25 465 предметов, в 1914 г. - 122 588 (сегодня - 1 794 656 единиц хранения).

При этом были приняты все меры к улучшению регистрации вновь поступивших коллекций, в соответствии с подробно разработанной инструкцией, предусматривавшей все стадии обработки и регистрации коллекции, начиная с дезинфекции и кончая занесением предметов в карточный каталог. В инструкции четко показывалось, как вписывать поступления во «Входящую книгу МАЭ», «Инвентарную книгу коллекций», «Регистрационную опись коллекций», характеризовалась техника фиксации номеров на предметах. Также там было дано определение, что в Музее понимается под «одним предметом», а именно «все то, что по своему назначению и характеру составляет одно целое, хотя бы состояло из нескольких от дельных вещей, как например: пара сапог, сосуд и крышка, бубен и колотушка, колода карт, черепки одного и того же горшка»; и указано, в каком порядке предметы должны располагаться внутри коллекции, и т. д.

С 1900 г. стал издаваться «Сборник МАЭ», в котором регулярно публиковались описания и каталоги коллекций музея. Одновременно В.В. Радлов настойчиво добивается от президента Академии наук, Министерство народного просвещения увеличения площадей под хранилища и экспозиции музея. В результате музейная площадь к 1910 г. возрастает в четыре раза.

В 30-60 гг. XX в. под руководством главного хранителя МАЭ И.Я. Треногова было осуществлено копирование и корректировка старых записей в журналах поступлений XVIII-XX вв. в новые инвентарные книги, отработана система регистрации и актирования новых поступлений и передвижения предмета, составлена новая инструкция по регистрации поступлений.

В настоящее время коллекционные описи переведены в электронный вид, их оригиналы хранятся в отделе учета и хранения. Данные описей проверяются, исправляются «дефектные» экземпляры. Идет большая работа по изучению богатейшего фотоиллюстративного фонда музея, включающая составление каталогов таких коллекций, перевод старых негативов и отпечатков в цифровой формат.

В 2012 году была издана  «Инструкция по учету и хранению ФГБУН «МАЭ (Кунсткамера) РАН»», регламентирующая все направления деятельности МАЭ РАН с учетом современных задач и возможностей музея.

 

Фонды музея

Отдел учета и хранения осуществляет общий учет и организацию хранения всех коллекций МАЭ РАН. По данным на конец 2012 г в собрании МАЭ РАН находится 1 116 596 единиц хранения: из них: этнографических предметов - 195246 единиц хранения, археологических - 530086 единиц хранения, антропологических - 180319 единиц хранения, иллюстративных материалов – 205176, коллекции Отдела истории Кунсткамеры и отечественной науки XVIII века (Музей М.В.Ломоносова) -5 769  единиц хранения.

Основные хранилища этнографических коллекций музея находятся в здании Санкт-Петербургского Научного центра РАН (СПб НЦ РАН). Хранение разделено на 6 основных фондохранилищ:

  • Фондохранилище «Европа, Африка, Индия, Кавказ»
  • Фондохранилище «Восточная и Юго-Восточная Азия» 
  • Фондохранилище «Америка» 
  • Фондохранилище «Австралия, Океания и Индонезия» 
  • Фондохранилище «Сибирь» 
  • Фондохранилище «Центральная Азия и Ближний Восток» 
  • Фондохранилище «Особая кладовая»

Представление о территориальном разнообразии этнографических, археологических и антропологических коллекций МАЭ РАН, о широте охвата практически всех регионов мира дают карты, составленные сотрудницей МАЭ РАН Л.С. Лаврентьевой и опубликованные в свое время в книге Т.В. Станюкович «Этнографическая наука и музеи». В кабинете Отдела учета и хранения содержатся чрезвычайно ценные, относящиеся к XVIII-XX вв. рукописные фонды - каталоги, журналы и перечни новых поступлений.

Археологические и антропологические коллекции хранятся при научных отделах археологии и антропологии. Хранением коллекций, посвященных российской науке, занимается Отдел истории Кунсткамеры и отечественной науки XVIII века (Музей М.В.Ломоносова).

 

Особая кладовая

С момента образования Петровской Кунсткамеры, в составе музея сосредотачивались различные ювелирные собрания: например, знаменитая Сибирская коллекция Петра I, экспонаты Мюнц-кабинета, Галереи Петра I и т д. Однако в ходе ряда крупных реорганизаций и взаимной передачи коллекций между МАЭ и Эрмитажем (сначала по решению российских императоров, а затем Правительства СССР), в МАЭ было сосредоточено значительное количество особо ценных экспонатов, характеризующих традиционную культуру многих народов мира. И наоборот, значительная часть предметов из драгоценных металлов и ценных камней (например, скифское золото, вещи из Кабинета Петра I и др.) была передана Эрмитажу.

После 1947 г., когда, согласно решениям Правительства СССР, в музеях страны было предложено выделить из общих хранилищ в особое хранение экспонаты, состоящие из драгоценных металлов и драгоценных камней в МАЭ в виде отдельного структурного подразделения была создана Особая кладовая. На сегодняшний день в ней сосредоточено 2785 предметов из серебра, золота, драгоценных и поделочных камней. Кроме того, в ней хранится более 4000 уникальных экспонатов: китайский и японский фарфор, дальневосточные лаки, коллекция нэцке и т.д.

Основу собрания Особой кладовой составляют этнографические предметы: женские украшения, конская упряжь, бытовые и культовые предметы, оружие, образцы народного ремесленного ювелирного искусства. Имеется и небольшая нумизматическая коллекция, однако значительной её частью являются монеты, входящие в состав традиционных народных украшений.

Среди экспонатов Особой кладовой МАЭ РАН следует также отметить:

  • Предметы, полученные в дар членами российского императорского дома и переданные позднее в МАЭ. В их числе - пара изумительных албанских пистолетов, поднесенных Николаю I, болгарские украшения, подаренные Александру II, комплект подарочного восточного оружия, подаренных Николаю II сиамским (таиландским) королем Рамой V; 
  • Восемь полных комплектов парадной конской упряжи, поднесенных императрицам Марии Федоровне и Александре Федоровне от имени эмиров Бухары; 
  • Золотое навершие из могильника Тээрге II -так называемая «Балгазынская композиция», датируемая V-III вв. до н. э., из раскопок сотрудника МАЭ А.Д. Грача в 1978 г. Этот подлинный шедевр ювелирного искусства ранних кочевников Тувы считается единственной объемной скульптурной композицией скифо-сибирского искусства.
  • Небольшая коллекция золотых изделий гуннского времени из района Семипалатинска, привезенных академиком Л.И. Шренком;
  • Серебряные славянские древности , изделия финно-угров из Поволжья.

 

Основная тематика научных исследований

Сотрудники Отдела работают по своим индивидуальным научным планам в области археологии, этнографии, музееведения, и др., участвуют в музейных научных проектах.

Иванов Д.В. - Буддийское искусство - датировка, определение места производства, идентификация персонажей - Тибета и Монголии; иконография тибетского буддизма

Кисель В.А. - Археология и этнография степных кочевников Евразии

Лопатина Т.Ф.  - Сохранение культурных ценностей методами превентивной консервации, борьба с биоповреждениями

Майкова Н.В. - Традиционный текстиль Японии

Соколова Т.А. - Маски западного ареала экваториальной зоны Африки

Сутягина Л.Э. - История и этнография населения Ленинградской области и Северо-запада Российской Федерации


1 Материалы для истории Академии Наук. Т. 1. СПб. 1885. С. 19.
2 Станюкович Т.В. Кунсткамера Петербургской Академии наук. М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР. 1953. C. 77-78.
3 Neickelio G.P. Museographia oder Anleitung zum rechten Begriff und nutzlicher Anlegung der museorum oder raritatenkammern, darinnen gehandelt wird. Leipzig, 1727.
4 Станюкович Т.В. Кунсткамера Петербургской Академии наук. М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР. 1953. C. 82.
5 Протоколы заседаний Конференции имп. Академии Наук 1725-1743 гг., Т. I, СПб. 1897. С. 86 (цит. по: Станюкович Т.В. Кунсткамера Петербургской Академии наук. М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР. 1953. C. 82).
6 Gebaude der Kalserl. Arademie der Wissenschaften Bibliotec und Kunst-Kammer in St. Petersburg. СПб. 1741.
7 Палаты Санктпетербургской Императорской Академии Наук, Библиотеки и Кунсткамеры с кратким показанием всех находящихся в ней художественных вещей, сочиненное для охотников, оные вещи смотреть желающих. СПб., 1744.
8 Станюкович Т.В. Кунсткамера Петербургской Академии наук. М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР. 1953. C. 100.
9 Кистемакер Р.Е., Копанева Н.П., Мейерс Д.Й., Вилинбахов Г.В. (Ред.) «Нарисованный музей» Петербургской Академии наук. 1725-1760. В 2-х т. СПб.: Европейский Дом, 2003-2004. Kistemaker R.E., Kopaneva N.P., Meijers D.J., Vilinbakhov G.V. (Eds.) The Paper Museum of the Academy of Sciences in St. Petersburg C. 1725-1760 (Introduction and Interpretation). Royal Netherlands Academy of Arts and Sciences. Amsterdam. 2005. 347 P (Supplied with CD-ROM).
10 ПФА РАН, оп. 8, № 1, документы от 7 и 10 октября 1774 г.
11 ПФА РАН, ф. 3, оп. 1, № 348, л. 67; оп. 8, № 65, л. 1.
12 Backmeister. Essai sur la Bibliotheque et le Cabinet de curiosites et d'histoire naturelle de l'Academie des Sciences de Saint Petersbourg. SPb., 1776.