English Home Search E-mail Map

Прагматика памяти в локальном масштабе: советские переселенцы на территории бывшей финской Карелии

Екатерина Мельникова

к.и.н., науч. сотр. отдела этнографии восточных славян и народов европейской части России МАЭ РАН. Email: Melek@eu.spb.ru

 

Доклад посвящен специфике локальной памяти и особенностям формирования локальных идентичностей жителей Приладожской Карелии.

Население Северного Приладожья многократно менялось на протяжении всего средневековья и нового времени. Последняя крупнейшая миграция в регионе была связана с событиями Зимней и Второй мировой войн. В результате мирных договоров 1940 и 1944 годов эта территория перешла к Советскому Союзу. Прежние жители региона были эвакуированы в Финляндию, а на их место приехали тысячи семей из различных республик и областей СССР. Большинство переселенцев были выходцами из Белоруссии и Украины, значительное число колхозников приехали из районов Рыбинского водохранилища в Вологодской  области. Сюда также перебрались жители Чувашской, Мордовской, Татарской, Удмуртской, Башкирской, Марийской автономных республик и более двадцати различных областей РСФСР.

Специфика локальной памяти и идентичностей местных жителей определяется рядом факторов. Во-первых, прошлое «новой родины» не является частью семейной и личной истории людей, которые сегодня здесь проживают. Все представители старшего поколения, которых можно встретить  сегодня в Приладожье, приехали сюда в послевоенные годы. Во-вторых, организация процесса эвакуации и переселения в 1940-е годы сделала невозможным передачу какой-либо информации об истории пространства между прежним населением и приехавшими новыми жителями. В-третьих, на протяжении нескольких десятилетий после массовой кампании по заселению т.н. «новых районов», местная история не была предметом специальной экспертизы: в местных школах не преподавалась история региона, не выходило учебников или какой-либо справочной литературы о его прошлом. Специфика советской историографии 1940-1960-х годов, тесно связанная с особенностями национальной политики, обусловила полное отсутствие источников информации о прошлом края, которые бы выполняли в местном сообществе роль экспертных. Однако, несмотря на отсутствие знания о местном, в среде переселенцев формировалось местное знание, роль которого выполнял локальный фольклор и воспоминания о переселении. В-четвертых, открытие границ в 1990-е годы, спровоцировавшее рост кросс-граничного сотрудничества и взаимодействия, привело к столкновению различных интерпретаций прошлого данного региона. И, наконец, в-пятых, политика территориального брэндинга и конкуренция регионов в сфере туризма, ставшие реальностью с середины 1990-х годов, обусловили востребованность «финского» прошлого края в публичном пространстве – в музеях и галлереях, на фестивалях и праздниках. Однако это прошлое по-прежнему остается чужим для тех, кто проживается сегодня в Приладожье.

В докладе я останавливаюсь на различных аспектах формирования локальной памяти жителей Северного Приладожья. Материалами служат полевые наблюдения автора и интервью, собранные в течение последних пяти лет на территории Питкярансткого, Сортавальского, Лахденпохского и Суоярвского районов Карелии.