Предварительные итоги полевого выезда на полуостров Мангышлак (Казахстан) по проекту «Александр Бекович Черкасский. Историко-биографическое исследование к трехсотлетию гибели экспедиции сподвижника Петра Великого»

В рамках проекта по гранту РФФИ, посвященному истории жизни и деятельности сподвижника Петра Великого, отважного исследователя и дипломата Александра князя Черкасского (руководитель – Е. А. Резван), с 23 по 28 октября 2017г. состоялся полевой выезд А. А. Андреева на полуостров Мангышлак (Мангистауская область, Республика Казахстан).

Маршрут полевого выезда: Актау, побережье залива Кочак, форт Шевченко. 

После первой экспедиции по проекту (сентябрь 2015 г.) в течение двух лет велась комплексная исследовательская работа по поиску документов и материалов в архивах РГАДА и РГА ВМФ с целью уточнения материалов, полученных в поле. В частности, по карте заливов Сарыташ и Кочак, обнаруженной в Российском Государственном архиве Военно-Морского Флота, было определено место старинной пристани «Карагань» или «Караганской», служившей главным центром торговли на полуострове с Астраханью в XVI–XVII в., равно как и вероятное место крепости, основанной князем А. Черкасским в 1716 г.

Главной целью полевого выезда в октябре 2017-го было подтверждение гипотез о том, что на заливе Кочак находилась Караганьская или Тюб-караганьская пристань и что именно в этом районе князем А. Черкасским была построена крепость – форт Святого Петра в 1716 г.

Обозначенная цель определила несколько комплексных задач

  • на месте залива Кочак сопоставить данные карты и архивных материалов
  • провести фотосъемку местности
  • изучить местность на предмет наличия памятников материальной культуры
  • обозначить точки геолокации памятников материальной культуры.

В рамках экспедиции, также был собран уникальный этнографический материал по туркменам Мангышлака, проживающим в форте Шевченко.

Руководитель полевого выезда по заданию МАЭ РАН им. Петра Великого (Кунсткамеры) — к. и. н. А.А. Андреев, доцент кафедры этнополитологии факультета Политологии СПбГУ. В экспедиции приняли участие фотограф М.С. Андреева, водитель С.Р. Хачатрян — руководитель клуба «Aktau off-road club».

Организаторы полевого выезда искренне благодарят известного казахстанского археолога Андрея Евгеньевича Астафьева, без помощи и консультаций которого не удалось бы собрать уникальный материал в столь короткий срок. Большую помощь в виде консультаций оказал директор Мангистауского историко-культурного заповедника Нурлан Абызович Кульбаев. Отдельные теплые слова благодарности хотим высказать в адрес Рахимбиби Нургелдиевны Бегджановой и ее сына Баубекова Ходжамурата Оразгельдиевича за радушное гостеприимство и удивительные, неизвестные до сих пор сведения об истории и преданиях мангышлакских туркмен.


Путь к заливу Кочак пролегал по бездорожью степью и через опасные соры.


С известным казахстанским археологом А.Е. Астафьевым на вершине каньона Каракавак. Внизу открывается вид на залив Кочак, где в XVI – XVIII вв. действовала пристань «Караганская», часто упоминаемая в историографии как «Тюб-караганская». Как было доказано, именно в этом месте в 1715 г. была произведена высадка князя А. Черкасского и других участников экспедиции для изучения восточного побережья Каспийского моря и переговоров с проживавшими тогда в этой местности мангышлакскими туркменами.


Вид с вершины каньона Каракавак на залив Кочак. По словам А.Е. Астафьева, за три столетия Каспийское море «ушло» на несколько сот метров от берега. В виду этого обстоятельства и климатических особенностей местности до наших дней следы пристани не сохранились. По воспоминаниям российского офицера М.И. Иванина, еще в середине XIX в. здесь можно было наблюдать остатки деревянных свай, также именно на берегу залива Кочак по карте 1848 г. (РГА ВМФ Ф. 1331 О.8. Д. 448) находились остатки бывшей пристани «Старый Мангышлак».


Карта заливов Сарыташ и Кочак Каспийского моря (РГА ВМФ Ф. 1331. О.8. Д. 448. Л.1). На карте размером 1/84000 (2 в 1 дм), составленной в 1869 г. офицерами морского министерства, видно примерное местонахождение пристани «Караганская» или «Тюб — Караганская» и место «памятника» неизвестного происхождения (см. фото 5).


Фрагменты неизвестного сооружения у колодца Шытша (Карамола). Примерно в нескольких километрах к востоку от каньона Каракавак, в ущелье Камакапе находится уникальный объект материальной культуры под казахским названием «Шытша (Карамола) корымы XVI–XIX F» (Колодец (Черная смерть) Шытша XVI–XIX вв.). Он представляет собой пять достаточно протяженных каменных нагромождений (некоторые из них размером более двух метров), расположенных друг от друга на расстоянии примерно в 100-200 метров. Каменные плиты расположены в хаотичном порядке, но строго в определенном периметре, что позволяет утверждать о возможности их использования для строительства укреплений. По версии казахстанских археологов и историков это мегалитические объекты неизвестного происхождения. По версии мангышлакских туркмен, это остатки мавзолеев огузского периода. Согласно нашей версии, вполне вероятно, что каменные плиты могли использоваться для строительства форта Святого Петра людьми А. Черкасского в 1716 г. (см. фото 6).


Фотография Ново-Александровского укрепления (построенного в 1834 г.). Юго-западная сторона частокола. Из книги С. Ажигали (Памятники Мангыстау и Устюрта. Алматы, 2014. с. 407). В обоих случаях можно констатировать наличие остатков каменной стены.


«Памятник» – «кладбище Кара-молда». Мемориальный объект неизвестного происхождения с восточной стороны каньона Каракавак, в 17 км от селения Таушик. Памятник представляет собой часть стены на возвышенности из камней. По версии казахстанских коллег, сооружение представляет собой оставшуюся часть неизвестного мавзолея огузского периода.


Дом XIX в. в селении Баутино, в нескольких километрах от Форта Шевченко.


Рахимбиби Нургелдиевна Бегджанова, жительница селения Баутино. Р.Н. Бегджанова и ее сын Х.О. Баубеков – потомки Ходжанепеса (Ходжа Нефес), который служил А. Черкасскому проводником во время трагически знаменитого похода в Хиву в 1717 г.. В семье Рахимбиби Нургелдиевны из поколения в поколение передаются уникальные устные предания о посольстве знатного мангышлакского туркмена в Санкт-Петербург ко двору Петра Первого и о его дальнейшей жизни уже после трагической гибели экспедиции.


Копье пира Молланепеса. Семейная реликвия Р.Н. Бегджановой и Х.О. Баубекова. Копье принадлежало их дальнему предку Молланепесу из рода Мырадек племени Абдал (племени Ходжанепеса), сейиду, суфийскому пиру тариката Накшбандиййа. Передается из поколения в поколение в течение трехсот лет. Помимо копья реликвией семьи Бегджановых была рукопись «Довлетяр», переданная в 1967 г. в АН Туркменской ССР. По их словам, рукопись была посвящена Ходжанепесу, его путешествию в Санкт-Петербург и жизни после хивинской экспедиции. Рукопись представляет собой единственный и в виду этого уникальный источник о событиях, связанных с экспедицией князя А. Черкасского с туркменской стороны.