Размер шрифта
Цвет сайта
Подразделы

Дыре-Дауа

Автор Е.А. Резван

 

Как город Дыре-Дауа возник на рубеже XIX–XX вв. в связи со строительством железной дороги «Аддис-Абеба — Джибути», которая связывала столицу Эфиопии с французским Сомалилендом и была для Эфиопии единственным «выходом к морю». Строительством дороги и всей сопутствующей инфраструктуры занимались французы. И с самого начала город, расположившийся у подножия отвесных скал на берегах реки Дечату, был разделен руслом реки на две части: европейскую и «туземную». Это деление отмечал в «Африканском дневнике» Николай Гумилёв:

«В европейской части живут французы и греки. Французы — господа положения: они или служат на железной дороге, где получают хорошее жалование, или содержат лучшие отели и ведут крупную торговлю; начальник почты — француз, доктор — тоже. Их уважают, но не любят за постоянно проявляемое ими высокомерие к цветным расам <...> В европейской части города нет ни экипажей, ни фонарей. Улицы освещаются луной и окнами кафе. В туземной части города можно бродить целый день, не соскучась. В двух больших лавках, принадлежащих богатым индусам Джиоваджи и Мохамет-Али, шелковые шитые золотом одежды, кривые сабли в красных сафьяновых ножнах, кинжалы с серебряной чеканкой и всевозможные восточные украшения, так ласкающие глаза. Их продают важные толстые индусы в ослепительно белых рубашках под халатами и в шелковых шапочках блином. Пробегают йеменские арабы, тоже торговцы, но главным образом комиссионеры. Сомалийцы, искусные в различного рода рукодельях, тут же на земле плетут циновки, приготовляют по мерке сандалии. Проходя перед хижинами галласов, слышишь запах ладана, их любимого куренья.

Это же деление сохраняется и в современном Дыре-Дауа. С одной стороны русла — Маре, деловой район европейского типа, с другой стороны — хаотично застроенный Казиру. И так же, как во времена Николая Гумилёва, современный путешественник может любоваться в этом городе окружающими великолепными горными пейзажами и удивительными закатами.